У Лиана же напротив сработал инстинкт «всем на зло». Парень не хотел расставаться с Миарит. Даже после разговора с матерью, которая объясняла им с Лиин всю сложность их положения, он не успокоился. Разозленный парень купил себе и жене, иначе он Миарит не называл, квартирку около Академии.

Лиан всяческий помогал сестре с заказами, но обязанности члена студсовета никто не отменял. И хотя сам карис ничего не говорил, Лиин обращалась к брату лишь в случае самых сложных заказов. В день, когда к Лиин пришли с весьма выгодным заказом, Лиан как раз уехал на выходные с Миарит к морю.

Заказ был не сложен. Всего лишь сделать защитную брошь с некоторыми дополнительными функциями. Девушка ухватилась за заказ обеими руками. Это был великолепный шанс отвлечься от проблем в личной жизни. В любом случае у нее было только два возможных варианта: наплевать на все и радоваться присутствию любимого, как это делал брат, или просто расстаться, не мучая ни себя, ни Мирта.

Начиналось все как-то слишком хорошо, что, пожалуй, могло бы насторожить карису, не будь она так занята собственными переживаниями. Лиин очень нравился получающийся артефакт, изображавший цветок аверста, крепящийся на лист того же растения. Перламутровые листики красиво светились в солнечных лучах мягким светом, но были всего лишь украшением. Зато листик плюща кариса планировала сделать из редкого материала, обладающего нужными ей свойствами. Этот материал был ни чем иным как скорлупой драконьего яйца. Причем ей нужны были именно осколки, а не само яйцо. Во-первых, пробовать разбить его до того, как это сделал бы дракончик, можно было бы и не пытаться, его окружала магия, а во-вторых, с момента рождения крошечного ящера белоснежная скорлупа начинала темнеть и приобретала зеленовато-синий оттенок, так замечательно подходящий для пластины в основание броши.

* * *

Тем временем Лиан разыскивал сестру. Ему хотелось поделиться радостью о предстоящем отцовстве. А еще он был прав — Миарит его судьба.

В академии карису никто не видел, поэтому счастливый будущий папа помчался к Мирту.

— Мирт, может подскажешь, где Лиин?

Мужчина задумчиво мял в руках лист бумаги, поэтому не сразу откликнулся.

— Не подскажу, но, судя по письму, она взяла какой-то заказ, — словно очнувшись, отозвался он, протягивая Лиану письмо сестры.

— Странно, у нас был один, но его выполнить было нереально без дополнительных редких ингредиентов, — задумчиво протянул парень, но затем, улыбнувшись, решил порадовать Мирта хорошей новостью. — У нас с Миарит произошло слияние сущностей, как если бы она была кариса! А еще ты скоро станешь дядей!

— Что за слияние? — не понял Мирт. Впрочем, сделал он это скорее из вежливости, поскольку мыслями был очень далеко, волнуясь о любимой.

— Слияние душ. Теперь мы можем пожениться в том понимании, которое в это слово вкладывают наши с Лиин родители. А еще это значит, что мы с Миарит теперь делим одну душу на двоих, и я всегда смогу прийти ей на помощь. Ну, так, как у нас было с Лиин. Только теперь она свободна, от моей души… — Лиан говорил все медленнее, поскольку до него только сейчас дошел смысл сказанного. То, что ранее ускользнуло из внимания из-за обилия событий. — Ой!

— Что? — едва ли не подпрыгнул Мирт, и тут же бросился к карису, готовый буквально потрясти того за плечи, поскольку неожиданное восклицание не сулило ничего хорошего. — Что с Лиин? Ты ее чувствуешь?

— Нет! Я теперь не смогу ее чувствовать, мы больше не единое целое! — волновался парень. — Если что-то с ней случится, я даже не узнаю.

* * *

Лиин было страшно, она злилась на себя. Пойти за скорлупой дракона в одиночку оказалось несусветной глупостью. За что и поплатилась в итоге.

Оторвав рукав разорванной на плече рубашки, девушка старалась сдержать крик, и лишь только тихий всхлип раздался под сводами крохотной щели, куда она забралась, спасаясь от дракона.

Помощи ждать было неоткуда. Магия драконов, окружающая гнездо, была либо слишком сильна, либо за время ее отсутствия случилось нечто ужасное, и ее связь с братом порвана. Опять всхлипнув, кариса попыталась зубами разорвать рукав на лоскутки. Надо было перевязать руку. Лиин надавила по краям от раны, стиснув зубы, чтобы не взвыть в голос, когда пришлось выдавливать яд, содержащийся в слюне взрослого ящера. Постепенно пришло понимание, что спасения не будет, не будет чуда.

В дыру, в которую заползла девушка, просунулся язык дракона. Девушка тихо заскулила и попыталась отодвинуться еще дальше, буквально распластавшись по каменной стене.

— Лиан, ну где же ты? — прошептала кариса.

Лиин всхлипнула, боль, мгновенно разлившаяся по телу, дала ясно понять о разорванной связи с братом. Надо же, если бы она не потянулась сейчас к нему, то могла бы еще долго не узнать, что все изменилось. Неужели и с братом что-то произошло? Девушка поспешно затолкала упадническую мысль подальше.

В тоже время дракон явно что-то для себя решил. Вытащив морду из пещеры, он в нее вдохнул. Вначале это был предупреждающий залп воздухом. Лиин заскулила. Она уже с сотню раз успела пожалеть о своем решение украсть скорлупу. Вот только если бы в пещере, куда кариса сунулась, не оказалось детеныша дракона. Ну а дальше все банально — обозленная мамаша, решившая, что на ее ненаглядного отпрыска покушаются, бросилась за «обидчицей».

Кариса попыталась сменить ипостась. Это дало бы шанс на лечение и возможность телепортироваться. Но попытка была тщетной, поскольку ей не хватало ни много, ни мало — половинки сущности серебряного воина.

* * *

Мирта охватила паника. Заметив, как изменилось лицо мужчины, Лиан подскочил к нему.

— Что ты чувствуешь?

— Жарко и страшно, — прошептал артефактор, усилием воли пытаясь отделить свои собственные мысли и чувства от инородных, так внезапно хлынувших в сознание.

— Расслабься. Это скорее всего налаживается связь с Лиин. Попробуй сконцентрировать свое внимание на единственном желании оказаться рядом с ней, — продолжал поспешные объяснения карис.

Мирт внимательно выслушал ученика, друга и фактического родственника в одном лице и попытался расслабиться. И хотя он представлял, какого эффекта старается достичь, резкий пространственный рывок, перенесший его в душную и жаркую пещерку оказался неожиданным. И почти тут же был сбит с ног чумазой карисой в рваной одежде.

— Мирт, ты пришел, — прорыдала девушка, на миг забыв о ранениях и нежившейся в объятиях любимого, которого уже не чаяла когда-нибудь увидеть.

— Что происходит?.. — восстановив дыхание, прохрипел Мирт, но тут же поправился: — Что делать? — ему даже удалось сесть, устроить Лиин у себя на коленях и укачивать как малое дитя, бережно, опасаясь сделать больно.

— Слияние, — прошептала девушка, морщась от боли, но стараясь казаться сильной, — пока нас не поджарили.

Мирт растерялся, но быстро взял себя в руки — когда играешь в прятки со смертью. Не время для сомнений и пространных размышлений. Оставалось одно единственное всепоглощающее желание: Лиин должна выжить. Он с нежностью посмотрел в глаза карисы, вопросительно взирающей на него в немом ожидании, и даже пропустил миг, когда начал растворяться не только во взгляде, но и в сущности Лиин, полностью отдав ей бразды правления в непростом процессе единения. Лишь только незнакомое чувство довершонности слегка кружило голову.

* * *

Лучший друг Шинара с интересом поглядывал на главу клана. Тот довольно отхлебнул коньяк из пузатого бокала и наконец посмотрел на него.

— Ну, спрашивай.

— И зачем все это?

— А сам еще не понял? — усмехнулся глава клана. — Мне надо было разобраться с Ретаро. В конце концов, сейчас это единственный клан, сравнимый и даже превосходящий наш по влиянию.

— То есть, — подался вперед его собеседник, — ты разыграл сложную коротенькую интригу…

— Ты недооцениваешь меня, — рассмеялся Шинар, — в отличии от моей внучки, я люблю многоходовки.

— Не удивлюсь, если ты сам и помог ей найти Рейна, когда она была маленькая. Ты действительно старый лис!

— Самое главное, мой дорогой друг, что все прошло, как по нотам, и моя внучка счастлива, а внук занимает достойное его место, так что давай еще выпьем.

В качестве эпилога

Фредерик недовольно зашипел, когда его разбудил дребезжание магического зеркала связи на рассвете, судя по тому что брат не поленился почти полчаса трезвонить, дело было срочное.

— Да?

— Фредерик!!! Что делать?!

Спросонья князь даже не понял, о чем спрашивает брат.