Гелари, не обращая внимание на его недовольство, завязала галстук и поправила пиджак. Сама девушка как обычно была образцом элигантности и аккуратности: темное форменное платье необычайно шло к ее белоснежной коже и столь же белоснежным волосам. Хотя… Рейн присмотрелся — сейчас ее локоны приобрели слегка фиолетовый оттенок.

— Э… мне кажется или раньше твои волосы были просто белыми?

— Ну ты даешь, солнышко, — рассмеялась девушка, — ты даже этого не знаешь? Все аллари рождаются с белесым оттенком волос, но когда происходит обряд Нира — это что-то вроде официального совершеннолетия — цвет слегка меняется в соответствии со склонностями, особенностями характера, судьбой…

— Ты же знаешь, что аллари меня не воспитывали, — насупился парень. Этот аспект своей жизни он обсуждать не любил, но последнее время он всплывал все чаще.

— Так мне не продолжать? — хитро глянула на него девушка, уже заранее зная его ответ.

— Да, — он неопределенно мотнул головой.

— Так вот, сегодня я проснулась уже такая. Теперь я совершенно взрослая: могу выбрать мужа, принять вызов на ритуальный поединок и найти того единственного, кому отдам душу.

— Из всего этого монолога, я понял только, что цвет волос все-таки поменялся из-за твоего возраста, — насмешливо подвел итог Рейн. Хотя на самом деле почти дословно запомнил все сказанное Геллари. Вот только обдумать все это он сможет позже, когда останется сам. Тратить время на раздумья, когда рядом была она, он не собирался.

— Ага, — улыбнулась девушка. — Ой, ладно, я побежала — ты же видишь, наш ежегодный дурдом в самом разгаре.

Молодой человек только тяжело вздохнул.

* * *

Виола Амара ас'Араг вошла в центральные ворота и направилась к административному зданию, чтобы получить расписание на этот учебный год. Искать комнату ей не нужно было, в академии она жила уже три года подряд, причем в одной и той же комнате, с одной и той же соседкой, ставшей одной из немногих подруг Виолы в академии. Девушка не была заносчивой, или необщительной, вовсе нет. Излишняя скромность не дала ей сразу же прибиться к одной из создавшихся в первое полугодие компаний, а потом старательную и застенчивую девушку моментально окрестили заучкой, перестав интересоваться. И только некоторым она открывалась после длительного знакомства, становясь верным и преданным другом.

Виола была человеком, выросла в семье приближенных к правителю магов. По настоянию отца так и не была представлена ко двору, а обучалась магической науке сначала в специализированной школе, а потом поступила в академию. И сделала это самостоятельно, хотя была уверенна, что родители готовы были сделать что угодно, чтобы она все же оказалась зачислена в это учебное заведение. Родители жаждали этого поступления скорее ради престижа, а она рада была им угодить. Тем более, что учится было для нее куда как предпочтительней, нежели беспрерывно выдерживать посещения предполагаемых женихов.

Сама девушка считала себя неинтересной внешне. К этому выводу ее привели наблюдения за женщинами вокруг. В академии можно было встретить представительниц множества рас, блистающие яркой и подчас весьма экзотической внешностью. И даже ее мать с ярко-голубыми глазами и длинными волнистыми золотистыми волосами всегда ее затмевала. На ее фоне Виола казалось бледной молью: волосы светлые, но не с оттенком благородного металла, а скорее пепельные. А глаза были серые с серебряной окантовкой вокруг зрачка. Пожалуй, именно они и были ее украшением.

Девушка завернула в кабинет к секретарю старших курсов, назвалась и моментально получила на руки расписание.

— Спасибо, — девушка готова была уже уходить, когда ее окликнули.

— Вот еще оповещение для вас, — мужчина протянул ей конверт.

Еще раз поблагодарив, Виола направилась в свою комнату. Вокруг галдели студенты, даже старшекурсники в этот день превращаясь в новичков, поддаваясь всеобщему веселью и моментально теряя всю показательную рассудительность уже взрослых и сознательных людей.

Виола не отвлекалась на всеобщий галдеж, целенаправленно двигаясь к своей комнате. Уж что-что, а быть незаметной она умела. Бросив вещи на кровать, девушка первым делом распечатала письмо. Дочитав, она растеряно села. Ее лишили стипендии. Ну, если быть точной, не совсем лишили, а урезали на две трети, но суть от этого не менялась. На оставшуюся часть прожить было бы практически невозможно.

Оставалось два возможных варианта: искать подработку или согласиться на финансовую помощь родителей, которую они упорно предлагали последние три года. Мать считала, что Виола должна одеваться совершенно иначе, ведь по сути, в гардеробе девушки кроме формы академии, нескольких мантий для работы в лаборатории и пары комплектов теплых вещей больше ничего и найти было нечего. Но большую часть получаемых ранее в качестве стипендии денег девушка тратила на редкие реактивы, которые не закупались академией. Будучи талантливым лекарем и алхимиком, она старалась экспериментировать с новым материалом, а бюджет своей лаборатории она превышать не имела права.

* * *

Ариа Майрон набрала ванну, подобрала повыше свою гриву иссиня-черных волос и опустилась в горячую воду. Ничего лучше этого после утомительной дороги с другой планеты и придумать было сложно. Ее порядком раздражало, что на территории Ассары — небольшого междумирья, где и находилась магическая академия действовала отнюдь не вся техника, изобретенная учеными-техниками. На орбите стояли космические корабли, позволяющие проделать путь к Сайоран для всех желающих, но стоило пересечь границу атмосферы, и большая часть весьма полезных вещей переставала функционировать.

С одной стороны все вышеперечисленное ее порядком раздражало, но с другой — где бы еще у нее был шанс получить такую подготовку высокоспециализированного мага? Ее отец был отправлен на Ассару послом, и она моментально ухватилась за возможность попасть в академию.

Ухватив магическим щупом губку с запахом ванили, она смочила ее в воде и провела по руке, медленным, наполненным эротизмом, движением. Одна крошечная деталь привлекла ее внимание — в рисунке на запястье добавился один дополнительный завиток с крошечной блестящей капелькой в середине. Ариа довольно улыбнулась. Эта крошечная деталь подняла ей настроение на ближайшие несколько дней.

На самом деле этот крошечный завиток для расы саам, к которой принадлежала девушка, значил многое. Если телосложение и лица были человеческими, то имелись и весьма разительные различия. Все мужчины этого народа были светловолосыми, а у женщин никогда не встречался русый, золотистый или рыжий оттенок — все рождались исключительно брюнетками. Глаза у мужчин были бирюзовыми, и по насыщенности цвета можно было определить магический потенциал. У женщин же радужка всегда была светло-голубая, и только зрачок менял свой цвет в зависимости от способностей к магии. У Арии зрачек был насыщено-синего цвета, что так же было поводом ее гордости. И основная особенность женской части саам были узоры — ксах, по мере взросления проявлявшиеся на лбу и висках, на шее и ключицах, а так же запястьях. Чем более закрученный узор — тем знатнее род и выше статус, выше магический потенциал. Только у женщин в центре таких завитков размещался еще и драгоценный камень, самостоятельно формировавшийся на коже, без какого-либо хирургического или магического вмешательства. Именно поэтому эта раса совершенно не интересовалась ювелирными изделиями других народов. Цвет камней тоже играл свою роль, и даже существовал целый справочник, трактующий их насыщенность и месторасположение. У мужчин ксах был только на руках. Поэтому женщины действительно блистали на фоне своих несколько высветленных спутников.

Ариа выбралась из ванны, завернулась в пушистое полотенце и в таком виде улеглась на кровать. Ее отца назначили сюда лишь девять месяцев тому назад, из которых три попадали летние каникулы. А предыдущее полугодие, когда она носила «титул» новичка, времени хватало только на то, чтобы подтягивать хвосты и доказывать свое мастерство на постоянных проверках.

А если судить по новому списку, полученному сегодня в администрации, особо загружать себя учебой не придется. А значит, можно будет активней принимать участие в общественных мероприятиях в Сайоран. Тем более, что девушка собиралась весьма разнообразить свою личную жизнь. Либо она сумеет за год найти мужа, либо вдоволь нагуляется перед возвращением на Эркс, родную планету. Мужчины ее народа были доминирующей группой, женщины не были задействованы на административных должностях и в политике. Они пользовались определенными свободами, но основным уделом оставались дети и семья. Ариа же с самого детства была весь амбициозна, и что хуже, прекрасно это осознавала. Остаться на Ассаре для нее было бы оптимальным вариантом, и она собиралась приложить максимум усилий, чтобы это осуществить.