Евгений Сергеевич Антохин

Arena

Глава 1. Похищение

Пришлось прищурить глаза от слепящего солнечного света. К счастью, в кармане были припрятаны солнечные очки, которые ему когда-то подарила Селли. Ему не очень то нравилось их носить, но Селли настоятельно посоветовала: "Ты живешь в городе, где всегда светит солнце, так ярко, как нигде больше — они тебе просто необходимы, к тому же — они тебе идут".

Это был ее первый и последний подарок, а сама она первой и последней, ради которой готов был пойти на что угодно, даже сразиться с сотней самых кровожадных мутантов из самых далеких уголков Вселенной. Но, увы, она ушла, он не стал ее держать. Расстались друзьями, может, так было даже и лучше для них обоих. Он знал наверняка, что дружба у них крепкая, а брак штука ненадежная. Мутанты мутантами, а вот жениться…

А с тем адвокатом у нее тоже ничего не получилось. Они расстались, кажется, месяца через три, так она писала ему в письмах. Селли очень романтична, ей нравится писать письма, хотя, это несколько неудобно, да и вообще, экзотично, есть же куда более совершенные и практичные способы связи, но, кажется, ей они ни к чему, а для него — подпространственный интернет, голограферы, обычные видеотелефоны и вообще, все то, что наполняет жизнь рядового обывателя.

Зал ожидания постепенно наполнялся. Люди собирались здесь, готовясь куда-нибудь улететь. Все куда-нибудь улетали, пусть многие по работе, но улетали, путешествовали, знакомились с новыми людьми, видели что-то новое.

Ему нравился город, в котором он жил, здесь все, что нужно для современного большого города, а кроме всего прочего, здесь всегда светит солнце. Иногда хотелось дождя, и он знал, что где-то там идут дожди. Где-то там…

Работа занимала слишком много времени, она не давала ему возможности путешествовать, но работать он любил, и назвать работу причиной всех его бед он не мог.

Днем водил такси, а по вечерам работал вышибалой в ночном клубе — график плотный, но он привык, к тому же, неплохо платили. А таксистом он стал по двум причинам: первая — потому, что любил колесить по городу, он изучил его от и до, а вторая: потому, что любил водить. Вот по этому у него был едва ли не самый лучший и самый быстрый в мире глайдер, и часто, по выходным, для него не было ничего лучше, чем носиться на огромной скорости, разрезая воздух где-нибудь в безлюдных местах, поднимая за собой клубы пыли, и в погоне за ветром, врезаться прямо в закат.

Он посмотрел на часы, стратолет Селли должен был уже прилететь, и с точностью почти до секунды диспетчер объявила о посадке.

Селли с друзьями всегда прилетала к нему на день рождения. Ее даже не нужно было приглашать, но она никогда и не была нежеланным гостем, она это знала. А что касается ее друзей, то ее друзья и его друзья тоже.

Сегодня вместе с ней должен был прилететь ее дядя Озборн или Оззи, как его всегда все называли. Когда-то он носил гордое звание чемпиона мира в гоночном спорте. Но, все звезды когда-нибудь гаснут, погасла и его тоже. Он ушел из большого спорта из-за травмы, так он это представил всему миру, и, только самые близкие знали, что настоящей причиной была его жена. В прошлом году она умерла от сердечного приступа. Реактивный Оззи долго переживал ее смерть, но смириться так и не смог до конца. Успокоился, спасибо Селли, она дядю любит больше чем себя.

И дядя Оззи после Селли был, конечно же, самым желанным гостем. Кроме дяди она еще обещала привезти с собой своего нового избранника — кажется, он какой-то дипломат: "Эх, Селли! Не сидится тебе на нашей грешной земле! Все тебе в облаках летать".

Наконец, стало известно, что необходимо подойти к боксу N3. Когда он появился, там уже во всю встречали. В толпе он попытался разглядеть знакомые лица, но вот последний из пассажиров покинул зону бокса N3, а Селли так и не появилась.

Могло, конечно, случиться что-нибудь непредвиденное, но тогда она бы нашла способ сообщить об этом, и кто знает, что он подумал бы еще, если бы его не окликнули:

— Эй, Таксист! — Селли разразилась веселым заливистым смехом и с разбегу обняла его по-дружески — крепко-крепко. Он даже не успел в ответ поздороваться, поднял ее в воздух и тоже рассмеялся.

— А мы думали, что ты не приехал нас встречать, я звонила тебе домой и на работу, — восторженно говорила Селли, она широко улыбалась и не сводила с него столь же восторженного взгляда.

— Я немного опоздал, пока искал этот бокс N3, вот и пропустил вас. А где остальные?

В ответ на его вопрос дядя Оззи похлопал его по плечу, чем немного удивил, потому, что незаметно появился откуда-то сзади.

— С днем рождения, Джей, — сказал он и пожал руку, — у вас здесь потрясающий сервис, надо заметить, они экономят время клиентов, а это радует.

— С днем рождения, Джей, — произнесла Селли и вручила ему небольшую коробочку, перевязанную праздничной лентой.

— Ты не возражаешь, если я потом посмотрю? — слегка виновато спросил Джей.

В ответ она, не сводя с него взгляда, еле заметно покачала головой, что, мол, не возражает.

Джей убрал коробочку в карман, она была такая миниатюрная, что почти не чувствовалась там, можно было бы легко о ней забыть. Но главный подарок он уже получил — они наконец-то снова увиделись.

Потом подошли остальные: их было четверо. Троих Джей знал с прошлого знакомства: Терри — какой-то родственник Селли, он студент технаря и вундеркинд, в области, кажется, физики или химии, короче, все в одном флаконе, Макс — одноклассник Селли со школы и девушка Таня с какой-то сложной фамилией. Джей еще обещал ей, что приедет в гости, но так и не сдержал это обещание. Она поздоровалась с Джеем, и одарила его слегка укоризненным взглядом, Джей в ответ только развел руками и улыбнулся.

Четвертым был человек в строгом сером пиджаке, при галстуке, в темных очках, от него пахло дорогим одеколоном. Дипломат — догадался Джей.

— Это Виктор, Джей, знакомьтесь, — представила их друг другу Селли.

Виктор подал руку для знакомства:

— Селли много про вас рассказывала, — немного подождав, добавил, — много хорошего, вернее, кроме хорошего, больше ничего, — и улыбнулся. Даже улыбка в нем выдавала дипломата — натянутая, отработанная до автоматизма, сухая.

— А мне Селли ничего про вас не рассказывала, — серьезным тоном ответил Джей. Повисла недолгая пауза, и он добавил, — Просто, еще не успела. И Джей тоже улыбнулся, вполне по-дружески.

— Эй, а что там у нас с транспортом, молодой человек? — спросил дядя Оззи и посмотрел на кучу чемоданов, стоящую рядом.

— Я позволил себе наглость взять напрокат микроавтобус, — ответил Джей, — он на стоянке, думаю, там даже останется место.

После этого они погрузили все чемоданы на гравитележку и, не спеша, проследовали к микроавтобусу.

*** *** ***

— Лейтенант Деррек, присаживайтесь, пожалуйста.

Деррек присел в кресло напротив начальника полиции Рочестера-Макферсона, последний пристально смотрел на Деррека, как бы прикидывая в уме, сможет ли этот парень выполнить поставленную перед ним задачу.

Деррек старался вести себя естественно, но у него не очень хорошо получалось, волнение сказывалось сильно, ведь он не знал, для чего его сюда пригласили.

Этот разговор должен был быть строго конфиденциальным — в этом Деррек не сомневался. Кроме начальника полиции округа Рочестера-Макферсона в этой комнате присутствовал его (Деррека) непосредственный начальник Джерри Гринн (он как раз и рекомендовал Деррека, как лучшего своего офицера), двое парней в черных строгих костюмах — федеральная безопасность (что самое интересное, они все носят абсолютно одинаковые черные костюмы с бронежилетами под рубашкой, и можно без особого труда определить принадлежность этих парней к ФСБ), представитель военной разведки Метью Коннел замыкал круг лиц, присутствующих здесь, в этом кабинете сейчас.

— Ну, пожалуй, можно начинать, господа. — Произнес Коннел.

Слово предоставили одному из федералов. Он снял темные очки, поместил их в карман пиджака, не спеша, достал из кейса черную тонкую папку и раскрыл ее. Там была всего одна фотография. Он придвинул ее ближе к Дерреку и спросил:

— Вам знаком этот человек?

Деррек взглянул на фото, а затем ответил:

— Да. Это Линдон Вивариус — организатор и ведущий смертельных состязаний под названием "Арена".

— Верно, — согласился федерал, — что вы думаете об этих состязаниях?

— Ну, я лично, подобные вещи не очень одобряю, но этот вид спорта, то есть я хотел сказать, что на Арене убийства законны. — Честно ответил Деррек.