Интернет-библиотека NemaloKnig.com: читай-качай!

Книги серии «Любовь за гранью»

В этой серии представлено творчесво следующих авторов: СОБОЛЕВА УЛЬЯНА, Соболева Соболева, орлова Вероника, Орлова Вероника Соболева Ульяна

 Название
 Автор
 Жанр
Запретная зона , часть 3.

Соболева Ульяна. Любовь за гранью 3. Запретная зона (общий файл)

Спустя полгода после описанных выше событий.

Проклятого вампира ожидает Суд Высшего Совета братства. Ему уготована страшная

участь. В самый неожиданный момент на суде появляется женщина-свидетель, ее лицо скрыто черной густой вуалью и сопровождает ее не кто иной, как Майкл Вудворт. В свидетельнице Николас узнает ту, ради кого пошел на страшные преступления. После показаний Марианны Николас получает свободу, но принесет ли она ему избавление? Ведь теперь Марианна принадлежит другому, и душой и телом. Кто она? Предательница, променявшая любовь на титул княгини ночи, или жертва, которая пошла на все ради любви?

 
Безумие зверя , часть 4.

Страстная любовь порой может превратиться в безумие жестокости. Он не умеет прощать предательство, он не ведает жалости, даже если страстно влюблен. Он вообще не человек. В нем не стоит будить зверя. Но есть те, кто знают, как подвести его к той грани, за которой он станет палачом для единственной, которую когда-либо любил. Но страсть не проходит бесследно, ее отголоски живут под коркой льда в израненном сердце вампира, и, может быть, еще есть шанс усмирить безумие зверя. В ПРОЦЕССЕ. РЕЙТИНГ ВЫСОКИЙ. СЦЕНЫ СЕКСА, КРОВИ И НАСИЛИЯ ПРИСУТСТВУЮТ.

 
Чужая , часть 8.

Смерть не прощает обмана, её невозможно обвести вокруг пальца, она будет идти за своей жертвой по пятам. Таковы законы природы.

Анна — чужая в мире людей в прошлом, чужая в настоящем для бессмертных. Даже в ЕГО жизни она всегда будет чужой…если только ей не удастся совершить невозможное — разбудить страсть в том, кто давно уже не верит в чувства… Какой она будет — последняя любовь Короля?

 
Жанр:
 
Игра со Смертью , часть 10.
Жанр:
 
Игра со Смертью , часть 10.

У него нет имени, нет фамилии, только кличка — Рино. Среди своих его называют Смерть. Беспринципный психопат, садист, для которого не существует никаких законов. Он живет, дышит насилием. Вся его жизнь — это зверская смесь боли, дикого ужаса, секса, наркотиков и океана крови. Некоронованный царь Асфентуса, самого дна отбросов общества всех рас, полноправный хозяин вертепа извращенных пороков. Но даже у чудовищ есть свое прошлое и тайны. В этом прошлом у Рино остались жуткие воспоминания, жажда мести тем, кто превратил его в монстра, и ОНА, та, которая когда-то предала.

 
Возрождение Зверя. Любовь за гранью 12 , часть 12.

"Все же я его не знала. Зверь возродился, и в этом безжалостном, кровожадном чудовище я с трудом угадывала того, кто так безумно любил меня и наших детей когда-то. Или намеренно, или случайно, но Ник поставил меня перед страшным выбором… И я выбрала.

А у каждого выбора есть последствия. У моего они станут необратимыми для всех нас. Мне впервые в жизни так страшно… Я боюсь этого Зверя. Боюсь того, кем он стал.

Я лишь могу надеяться, что умру раньше, чем возненавижу его… Умру, все еще любя, а не проклиная".

Марианна Мокану.

 
Мертвая тишина [СИ] , часть 13.

«Парадокс, пока она спала, свернувшись калачиком, я мог сидеть возле неё часами, зажмурившись и слушая тихое дыхание. Иногда в такие моменты в голове вспыхивали эпизоды прошлого, в которых мы с ней вместе скачем наперегонки на лошадях или едем на машине на дикой скорости. Короткое мгновение, в которое я успеваю почувствовать её мягкую ладонь на своей ноге в то время, как моя нагло шарит под её платьем. Самое сложное после этих воспоминаний не думать о том, каким в них был её взгляд, как выворачивал он наружу своей абсолютной любовью вперемешку с дикой страстью. Возможно, я всё ещё до хрена чего не помнил, возможно, ритуал Курда вернул мне не все воспоминания, но я понимал одно — так на меня ещё никто и никогда не смотрел. Понимал, и тогда ножи вонзались в мою плоть с ещё большей силой и злостью. Из-за осознания, что всё это — не более чем игра с её стороны.

Но всё это длилось несколько часов и поглощалось чёрной, тягучей и вязкой ненавистью каждый раз, когда она открывала глаза. Стоило только увидеть её сиреневый взгляд и мне сносило крышу. Потому что в нём я видел одно слово, агрессивно сверкавшее подобно неоновой рекламе. Ложь. Чёрными вспышками с ядовито-красными прожилками ярости, они впиваются в тело, алчно жаждая причинить боль».

 
На острие безумия. Шторм. 1 книга , часть 14.

Я Самуил Мокану — золотой мальчик, рождённый в самой могущественной семье Братства, обладающий способностями, о которых другим остается лишь мечтать. У меня было счастливое детство и родители, которые одержимо любили друг друга. И я ненавижу их за эту любовь. Ты можешь называть меня Шторм, я же не умею любить, чувствовать боль, плакать или смеяться. Я презираю любое проявление чувств, и, если ты посмеешь дотронуться до меня без разрешения, скорей всего, это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни, агара…

 

 Жанры книг


 Новые обзоры